November 11th, 2007

ЕО Нет: рано чувства в нем остыли

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцать седьмая строфа первой главы. Начало описания хандры героя.
ТЕКСТ:
Нет: рано чувства в нем остыли;
Ему наскучил света шум;
Красавицы не долго были
Предмет его привычных дум;
Измены утомить успели;
Друзья и дружба надоели,
Затем, что не всегда же мог
Beef-steaks и стразбургский пирог
Шампанской обливать бутылкой
И сыпать острые слова,
Когда болела голова;
И хоть он был повеса пылкой,
Но разлюбил он наконец
И брань, и саблю, и свинец.

Collapse )
Ненормальная жизнь («без службы, без жены, без дел») рождает нормальное к такой жизни отношение – «Надоело!» На самом деле надоело.

Т.е. перед нами не студент-старшекурсник. «Он задолжал у нашего Andrieux 400 рублей и ублудил жену гарнизонного майора. Он воображает, что имение его расстроено и что истощил всю чашу жизни. Едет в Грузию, чтоб обновить увядшую душу. Уморительно» (Пушкин в письме Дельвигу о брате Льве. 2 марта 1827 года).
Нигде на протяжении всего романа поэт вот эдак не иронизирует над новым, «байроническим» героем. Поэтому давайте будем серьезны и мы.

Попахивает пародией? Шаблон? Да. Но в романе ВСЕ персонажи так чувствуют и действуют – на грани пародии. Не будем же придираться к Онегину только потому, что его картонный образ явлен нам первым.