October 22nd, 2007

ЕО Мне памятно другое время!

Продолжаю комментировать "Евгений Онегин"
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцать четвертая строфа первой главы. Окончание отступления "о ножках".
ТЕКСТ:
Мне памятно другое время!
В заветных иногда мечтах
Держу я счастливое стремя...
И ножку чувствую в руках;
Опять кипит воображенье,
Опять ее прикосновенье
Зажгло в увядшем сердце кровь,
Опять тоска, опять любовь!..
Но полно прославлять надменных
Болтливой лирою своей;
Они не стоят ни страстей,
Ни песен, ими вдохновенных:
Слова и взор волшебниц сих
Обманчивы... как ножки их.

Collapse )
Женщина из "иных времен", флирт с которой оборвался на стадии касания, действительно запоминается надолго - ведь "счастье" было так возможно, так близко...

Галантное наблюдение, да и вывод ему под стать. Но уже не о наших ножках, а так, вообще (характерно, что ни одна из знакомых Пушкина не объявилась прототипом, да и "пушкинисты" его не искали - хвастаться то нечем).

Строфа - опускание с небес на землю. Используя выражение Фаулза - "заключительная дезинтоксикация".

И вновь проза, проза, проза романа...

Алкоголь и возраст

Пьянка в двадцать лет не то, что в сорок.
В молодости она – приправа, придающая свежевыловленной рыбе тонкий вкус и пикантность.
В сорок лет – это грубая пряность, которую сыплют и сыплют, сыплют и сыплют, - чтобы отбить запах тухлятины.