October 15th, 2007

ЕО Я помню море пред грозою:

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцать третья строфа первой главы. Отступление «о ножках».
ТЕКСТ:
Я помню море пред грозою:
Как я завидовал волнам,
Бегущим бурной чередою
С любовью лечь к ее ногам!
Как я желал тогда с волнами
Коснуться милых ног устами!
Нет, никогда средь пылких дней
Кипящей младости моей
Я не желал с таким мученьем
Лобзать уста младых Армид,
Иль розы пламенных ланит,
Иль перси, полные томленьем;
Нет, никогда порыв страстей
Так не терзал души моей!
Collapse )
Ножки и море. Отчего в соединении они терзают страсти Пушкина сильнее чем даже в дни кипящей младости, а его желания делают более мучительными?

Он ссыльный, мысли о побеге, бежать можно только морем, к гречанкам молодым.
И вот он видит ножки и море – плотская любовь и свободная стихия. Они вместе, они совместились, возник резонанс и словно молния пронзила: «Как это прекрасно!»
И мучительно – потому что еще более мощная сила, его гений говорит – «Бежать нельзя, ты нужен на этом берегу».