October 8th, 2007

ЕО Дианы грудь, ланиты Флоры

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцать вторая строфа первой главы. Отступление «о ножках».
ТЕКСТ:
Дианы грудь, ланиты Флоры
Прелестны, милые друзья!
Однако ножка Терпсихоры
Прелестней чем-то для меня.
Она, пророчествуя взгляду
Неоценимую награду,
Влечет условною красой
Желаний своевольный рой.
Люблю ее, мой друг Эльвина,
Под длинной скатертью столов,
Весной на мураве лугов,
Зимой на чугуне камина,
На зе́ркальном паркете зал,
У моря на граните скал.

Collapse )

На первый взгляд сообщение Пушкина о его эротико-анотомических пристрастиях выглядит неуместным – что еще за вопли фетишиста? Отчего просто не дописал, как люди пишут, этюд о ножках, туфельках, чулочках и музыке шагов?

Да оттого, что все это неправда – это особое пристрастие поэта к данной части женского тела. Выдумка.

Его поразил, когда-то реально поразил вид женских ножек в пене волн, и он передал, с помощью выдуманной, долгой, неизбывной страсти, искусно передал нам свое потрясение.
И мы увидели в одном мгновении целую вечность – подготовленные этой строфой, в следующей, XXXIII строфе – мы увидели это.

Все ради этого. А писать дежурное отступление о не интересующих его ножках? Очень ему надо! Он и не подумал этого делать.

Матерый человечище…

Из письма Ходорковского участникам «Ходорковских чтений» (есть оказывается и такие).

Апелляция к морали сегодня последнее, что у нас осталось.
…Может быть, «моральность» громкое слово, но я долго думал и не нашел другого критерия для выбора между «можно и нельзя».
…Поэтому надо говорить о морали, как бы ни было это трудно и высокопарно, надо добиться, чтобы любой шаг, любой поступок сверялся с представлениями о должном.


Глава Хельсинкской группы Людмила Алексеева :"Это письмо писал человек, переживший катарсис".



О ту пору все воровали, но на катарсис одного Ходорковского пробило.
И не мудрено – больше всех украл.
Велик во всем – и в воровстве, и в рефлексии…