July 30th, 2007

ЕО Еще амуры, черти, змеи

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Двадцать вторая строфа первой главы. Продолжение описания одного дня из жизни героя.
ТЕКСТ:
Еще амуры, черти, змеи
На сцене скачут и шумят;
Еще усталые лакеи
На шубах у подъезда спят;
Еще не перестали топать,
Сморкаться, кашлять, шикать, хлопать;
Еще снаружи и внутри
Везде блистают фонари;
Еще, прозябнув, бьются кони,
Наскуча упряжью своей,
И кучера, вокруг огней,
Бранят господ и бьют в ладони:
А уж Онегин вышел вон;
Домой одеться едет он.
Collapse )
«Еще…», «Еще…», «Еще…», «Еще…» превращает отъезд Онегина в бегство. Количество рождает качество – передается естественное для юности чувство: «Любое кино – ничто в сравнении с вечеринкой». Почему не сказал прямо и весело об этом? Предпологаю -Пушкин не мог явно принижать только что восславленный «волшебный край»; с другой стороны - не хотел заранее превозносить бал, ведь это уместнее делать на балу оказавшись. Что же оставалось? Как можно было иначе выразить радостное предвкушение героя? Вы сами видите как поэт решил проблему.

Натюрморды