July 23rd, 2007

ЕО Всё хлопает. Онегин входит

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Двадцать первая строфа первой главы. Продолжение описания одного дня из жизни героя.
ТЕКСТ:
Всё хлопает. Онегин входит,
Идет меж кресел по ногам,
Двойной лорнет скосясь наводит
На ложи незнакомых дам;
Все ярусы окинул взором,
Всё видел: лицами, убором
Ужасно недоволен он;
С мужчинами со всех сторон
Раскланялся, потом на сцену
В большом рассеянье взглянул,
Отворотился — и зевнул,
И молвил: "всех пора на смену;
Балеты долго я терпел,
Но и Дидло мне надоел".
Collapse ) Перед нами самая легкая и блестящая строфа романа, и, одновременно – единственная, в которой Онегин выведен настоящим фатом.
Случайность? Расчет? Предполагаю – просто получилось. А получилось потому, что герой тут не выдуман а истинен. Пушкин проговорился в этой строфе. Перед нами подлинный Онегин, та кукла, которую решил оживить и разукрасить поэт. И – неудача. Кукла как была, так и осталась пародией (ХХIV строфа седьмой главы).

Опиум для негров и нас

Америка культивирует у себя негритянские мелодии и ритмы не от безвкусия продюсеров – а осознанно, для создания более комфортной среды для своих негров. Они полностью живут в чужой культуре, но несущаяся ото всюду музыка создает у них иллюзию, что – в своей.
Джаз, свинг был случайной находкой, но два проплясавших под него поколения негров впечатлили – и с 60-ых годов все делается осознанно.
Ну а весь мир слушает и пляшет уже исключительно от безвкусия.