July 2nd, 2007

ЕО Театр уж полон; ложи блещут

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Двадцатая строфа первой главы. Продолжение описания одного дня из жизни героя. Отступление «о театре»
ТЕКСТ:
Театр уж полон; ложи блещут;
Партер и кресла, все кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит.
Блистательна, полувоздушна,
Смычку волшебному послушна,
Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.
Collapse )
Это не строфа – это прямо гегелевская триада: толпа, гений, гениальное.
Сначала толпа: огромный, набитый многоярусным людом зал.
Занятое собой тщеславие.
А вот гений. Истомина. Она другая. Но ничего еще не сделано. Она лишь «медленно кружит».
Занимается творчеством.
Все при деле. И вдруг…
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
…То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.
Обморок, в котором ничего телесного, своего – все осталось за этим «вдруг».
Прыжок из царства свободы «кружить» в царство необходимости «лететь». Счастье без свободы – экстаз.