June 4th, 2007

"ЭХО МОСКВЫ"

Слушал от безделья по вечерам «Эхо Москвы». Вот наблюдение:
ДОРЕНКО: циническим тоном изрекает банальности. Метит в Печорины, но – Грушницкий.
СВЕТЛАНА СОРОКИНА: эта «разочарованна». Сие состояние демонстрирует по-бабьи глупо, временами переходя в тон ослика Иа.
АБАЛЬЦ (или АЛЬБАЦ?): выдержал ее два раза по пятнадцать-двадцать секунд. Может, мне не повезло, но оба раза она от политики сворачивала к сексу (типа: подслушивают – «не дают любовью заниматься»). Вот ведь демократическая Мессалина! – все бы ей любовью заниматься на тонущем корабле российской демократии. По призванию же – хамка. «Слона на скаку остановит, и хобот ему оторвет».
КИСЕЛЕВ: сто лет его не слышал. Оказывается, он, как Рудик из «Москва слезам не верит», до сих пор таскает все тот же телеящик – «По мнению ряда экспертов…» Бррр… Скучен до столбняка. «Слушая его, хочется высунуть язык, как собака» (Чехов).
РАДЗИХОВСКИЙ: этот самый умный из них. Но тон! Тон! Ни с чем не сравнить. Иммануил Кант, пишущий письмо запорожским казакам.

ЕО Уж тёмно: в санки он садится

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Шестнадцатая строфа первой главы. Продолжение описания одного дня из жизни героя.
ТЕКСТ:
Уж тёмно: в санки он садится.
«Пади, пади!» — раздался крик;
Морозной пылью серебрится
Его бобровый воротник.
К Talon помчался: он уверен,
Что там уж ждет его Каверин .
Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток,
Пред ним roast-beef окровавленный,
И трюфли, роскошь юных лет,
Французской кухни лучший цвет,
И Стразбурга пирог нетленный
Меж сыром лимбургским живым
И ананасом золотым.

Collapse )