April 24th, 2007

ЕЛЬЦИН

Издавна так повелось - умерщвление и возрождение государств осуществляется под началом разных лиц - (вспомним Робеспьера и Наполеона, Керенского и Ленина) - но стоит “разрушителям”, задержавшись на пепелище, от безделья “посозидать”, как рутинный этот процесс приобретает характер катастрофы. Яркий пример тому - деятельность Ельцина после 1991 года. Вот кто - словно скальпель забытый в животе у пациента не давал выздороветь нашей Родине, и лишь бессмысленно кромсал ее измученное тело.
К Ельцину замечательно подходят известные слова парижского префекта в революцию 1848 года Косидьера о Бакунине: "В первый день революции это - клад, а на другой день его надо расстрелять", он - один из тех историческая личностей, которые, согласно Гегелю, выполнив свою “историческую миссию” должны истощится и опасть подобно пустой шелухе, - и горе стране если этого не происходит! - претворяя изгибы своей больной психики в жизнь наш Первый Всенародноизбранный попытался “строить”, “возрождать”, и все видели как его алкогольная интоксикация воплощается то в гарь над Парламентом, то в руины Грозного.

ОПРАВДАНИЕ ЕЛЬЦИНА

Значение и роль Ельцина в наших последних катаклизмах могут быть правильно рассмотрены только лишь с позиций классического марксизма (не зря ведь Ельцин сам “марксист” и действовал в “марксисткой” стране) - как персонификацию случайного в закономерном. Вот что писал Плеханов (разумеется пересказывая Гегеля и Энгельса) в своей известной работе “К вопросу о роли личности в истории”: Влиятельные индивидуумы могут изменить индивидуальный черты событий и некоторые их конкретные последствия, но они не могут изменить их общей тенденции, определяющейся другими силами...Выступив в роли “хорошей шпаги”, спасающей общественный порядок, Наполеон тем самым устранил от этой роли всех других генералов (у нас - “перестройщиков”), из которых иные может быть сыграли бы ее так же или почти так же, как и он. Раз общественная потребность в энергичном военном правителе была удовлетворена, общественная организация загородила всем другим военным талантам дорогу к месту военного правителя... Личная сила Наполеона является нам в крайне преувеличенном виде, так как мы относим на ее счет всю ту общественную силу которая выдвинула и поддерживала ее.. Она кажется чем то совершенно исключительным, потому что другие, подобные ей, силы не перешли из возможности в действительность.
Да, к 87-му году нам втолковали, насколько же мы утомлены коммунистическим целомудрием и что надо бы погулять по чисту полю красно походить, сладко попить и поесть, на добрых конях поездить..., и естественно и закономерно, под это желание (“сучка не захочет, кобелек не вскочит”) явился Он, роковой человек, пошлый и пьяный, под стать нам -несвобода, как и должно в подлинной исторической драме, начинается с облегчения и соблазна (Зиновьев) ... в известный момент... появляются вдруг какие-то странные другие силы, положим и непонятные и загадочные, но которые овладевают вдруг всем, захватывают всё разом в совокупности и влекут неотразимо, слепо, вроде как бы под гору, а пожалуй, так и в бездну?(Достоевский). И ничем это невозможно было остановить! - Макиавелли писал словно о Ельцине и несчастливцевых из ГКЧП: Желая показать пример великого падения, судьба избирает людей, увлекающих государства в гибель. Если при этом встретился человек, способный воспрепятствовать ее цели, она губит его или лишает возможности действовать и приносить пользу. ( Вспоминаются слова одного немецкого генерала отказавшегося участвовать в заговоре против фюрера: “Гитлер - это судьба Германии, и она должна пройти с ним, хотя бы и к гибели, до самого конца).