March 3rd, 2007

ЕО Служив отлично-благородно

Продолжаю комментировать "Евгений Онегин"
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Третья строфа первой главы. Знакомство с героем. Его детство.
ТЕКСТ
III
Служив отлично-благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.
Судьба Евгения хранила:
Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur ее сменил.
Ребенок был резов, но мил.
Monsieur l’Abbé, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой,
Слегка за шалости бранил
И в Летний сад гулять водил.
ИНТЕРЕСНОЕ У НАБОКОВА: "К фамилии Онегин в русском языке рифм нет".
СМЕШНОЕ У БРОДСКОГО: «Весомо, грубо, зримо»: "Социальная биография отца Онегина вскрывает экономическое оскудение части поместного служилого дворянства". Положительно, Бродский начинает играть роль "бога из машины" в моем "исследовании" – разрешает все противоречия с медвежьей грацией. Не давать ли его в конце, в качестве резюме? "Слушал я вас долго и внимательно, и наконец понял..." Буду думать.
МОИ ИНСИНУАЦИИ: Маргарет Мид доказала, что архаичной культуре незнакомы проблемы подросткового возраста (Фрейду – смазь!). И из рассматриваемой строфы мы видим, как это у наших пращуров получалось. Да просто поколения не надоедали друг другу и находились в свободном плавании. Пока отец разоряется, сын (какое ему дело?) гуляет в летнем саду. Это ли не гармония?
Но за все приходиться платить. Схватки поколений просто переносятся в будущее. Из «Онегина» в «Отцы и дети». Правда в четвертой главе, А.С., лукавя, делает вид, что идиллия продолжается (или должна продолжаться) и в зрелом возрасте – но мы то знаем какова была эта идиллия во взаимоотношениях А.С. с отцом! Не помню в каком году, последний, после недолгой совместной жизни со взрослым сыном, в Михайловском всерьез просил у губернатора (?) посадить сына в острог, а потом – чуть ли не в сумасшедший дом.
А наорались бы «с утра» как нынешние поколения, глядишь – «днем» бы мирно зажили.