January 22nd, 2007

НАТАЛЬЯ ГОНЧАРОВА (Продолжение)

И странно, ей Богу - что же это за женщина такая, которую скоро двести лет пушкинисты отбеливают, отбеливают - и обелить не могут? Разве не доказательство это, что - виновата? Тупо защищают, ссылаясь на предсмертную волю поэта, будто забыли - он и Дантеса простил, что ж его то тогда рвать на части? Порою кажется, что “пушкинистам” известна иная, настоящая подоплека дуэли, и она настолько ужасна, что скрыв ее за расхожей версией с очевиднейшей виновницей трагедии - женой, “пушкинисты”, стремясь хоть как то исправить проявленную к ней несправедливость, отбеливают ее, наплевав на логику и стыд - а мы дивимся их великодушию и преданности памяти Поэта.
Вообще, без преувеличения можно сказать, что наши “выстрелы на Черной речке”, по части фальсификации стоящих за ними обстоятельств, могут поспорить и самими “выстрелами в Далласе”. Что говорить о “предыстории дуэли”, когда саму агонию Пушкина изолгали! П.А.Плетнев в письме к Я.К.Гроту так оценивал известное описание последних часов Поэта: «Когда я прочитал Жуковского, я поражен был сбивчивостью и неточностью его рассказа; тогда-то я подумал в первый раз: так вот что значит наша история... «
И не удивляешься уже когда читаешь резюме современных “пушкинистов”, относительно опубликованных в 1946 году Анри Труайя писем Дантеса Геккерену в которых тот живописует свой роман с Гончаровой (« ...но всего ужаснее в моем положении, что она тоже любит меня и мы не можем видеться до сих пор, т.к. муж бешено ревнив... любить друг друга и иметь возможность сказать об этом лишь между ритурнелями кадрили - это ужасно «(письмо от 20 января 1836 года)), - “мотивы написания этих писем до конца не выяснены...” - “Вот ведь нация какая зловредная! - один убивает, другой без разрешения пушкинистов его письма публикует, да такие, что к ним и подходящего мотива не удумаешь!”