January 16th, 2007

НАТАЛЬЯ ГОНЧАРОВА

Женитьба на Гончаровой - с пушкинской нервностью, уродливостью, гордостью, неумением обделывать делишки - и на такой дуре, заведомо к нему равнодушной дуре - что было это как не “золотой укол” пресытившегося жизнью наркомана? Какая красивая смерть! Истинно поэтическая - посредством первой красавицы Москвы? (- и еще ее двух сестер поселил их под собственной крышей! - ах, как это было умно! - для тройной страховки, для надежности - один из фугасов да рванет (была же версия, что Дантес Екатерину Гончарову до свадьбы обрюхатил и что именно это то и было настоящей причиной первого, ноябрьского вызова).
Стоит лишь перенести всю эту ситуацию во всей ее хрупкости и пошлости в наши дни, то Наталья Николаевна предстанет перед нами типичнейшей топ моделью с “ногами от ушей” и пустой головушкой, которую, для представительских целей взял замуж некий крутой “творческий интеллигент” (с каретой (“тачкой”!) стоимостью выше годового жалованья) - тусовки, казино, долги, разъезды, переезды, кобелирующие мужчины, безотказные женщины, но при этом - дуэли вместо разводов. Долго бы прожил при этаком вот раскладе какой нибудь Андрон Кончаловский с его семью женами? "Давно ожидать должно было, что дуэлью кончиться их неловкое положение", - писал Николай I после гибели Пушкина своему брату Михаилу - все понимали "давно", а поэт, я уверен, всех давнее - еще до свадьбы.
В 30-ом - четырнадцать карантинов на его пути к Гончаровой стали - “Не езди, не губи себя!” - нет, допел “Онегина”, и поехал с этой чертовой семейкой родниться...
"Для чего ты дрался парень,
Для чего стрелял курчавый.
Посмотри как снег растаял,
Под твоею кровью ржавой.

Мы возьмем тебя под руки..."
Эх, поздно, поздно брать под руки - когда уже с пулей в животе... Эх, поздно, поздно на царя, Бенкендорфа, мнение света уповать, на совесть Дантеса - когда уже на Наталье Гончаровой женат...