November 13th, 2006

ГИСКОСЫ

Г И С К О С Ы
- Июль 1998. Ликующая чернь. Париж. Видел ли этот город более печальное зрелище? Я сначала глазам не поверил - думал, Каир, Аддис-Абеба, Триполи - но вон Эйфелева башня, знакомые рельефы улиц - точно, Париж!
Как жаль. Они уходят, да практически уже и ушли. Партосы, Арамисы, даже белокурые негодяи Дантесы - они уступают свою страну, свою древнюю Галлию неграм и арабам. Досадно.
Какой же смысл тогда в “защите французской культуры”, языка? Что с того, что грядущая арабо-негритянская Франция будет изъяснятся на языке Расина и Гюго, есть на завтрак круассаны и иметь мощную “национальную” киноиндустрию? Ведь нации то уже не будет! Славяне и тюрки позорно выступают ныне под именем “греков”, арабы и негры будут жить под вывеской “Франция” - кому нужны эти фальсификации? (Белые в Африке – это колонизаторы или естествоиспытатели, а черные в Европе – это будет КТО? Русские остались в стороне всего то пары-тройки изворотов исторического развития Европы - и посмотрите - какими “пассатижами” мы выглядим в Париже. А негры... сколько они то, начиная с неолита, напропускали европейского! Они то кем будут в Париже)?
Не честнее ли остаткам французской нации устроить прощальный праздник, раздать по соседям Лувр, взорвать Гранд Опера, вырубить виноградники, сесть на корабли, и, захватив с собой прах Наполеона, отплыть “в неизвестном направлении” - по крайней мере снять с себя ответственность за то, что пришлые под маркой “французов” натворят и “достигнут”. Ведь даже если что доброе и получиться то все равно - никому и в голову не придет назвать это “французским” (ведь не называем же мы “римскими” творения итальянцев Возрождения). Если же, (что наверняка), выйдет гадость, то все только рады будут обмакнуть былую французскую славу в грязь. Нет, бежать, бежать, по крайней мере - от посмертного позора...
(Впрочем - куда бежать? Давно уже открыто - Все западные страны Европы осуждены историческим роком своим, своей органической жизнью идти позднее за Францией и повторять ее ошибки, даже и ненавидя ее (Леонтьев). Разве что к немцам? Немцы, по Шпенглеру - последняя нация Западной Европы, похоже, дольше всех продержаться. А потом и они сгинут. Белый цвет кожи вообще не естественен для людей, от природы их кожа черная или смуглая... белой расы вообще не существует, сколько бы о ней не говорили, каждый белый человек - просто поблекший человек... игра природы, ненормальность, нечто вроде белых мышей... (Шопенгауэр). Побаловались и хватит).