kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

Лав стори Горбачева

Просто приведу сценки из его мемуаров, без комментариев.
Вот так прошло его детство и юность в ставропольской глубинке:
...научились сами ремонтировать обувь и одежду. А когда это заплатанное старье окончательно расползлось, нашли другой выход — стали выращивать коноплю. Убирали вручную. Вязали снопы, мочили в реке, сушили, трепали, получали нитку — суровье. На «бабушкиных» ручных ткацких станках, спущенных с чердаков, чуть ли не в каждой хате ткали, а потом отбеливали полотно. Из него шили рубахи, а для красоты вышивали по краям черным мулине. Наденешь такую рубаху, а она колом стоит.
Овечью шерсть мыли, чесали, а потом на веретене крутили нить и ткали примитивное грубое сукно для изготовления верхней одежды. Из шкур, которые предварительно квасились, очищались от шерсти, сушились, мялись и пропитывались мазутом, делали примитивную обувь. Соль добывали из Соленого озера, находившегося в пятидесяти километрах от Привольного. Непонятным способом доставали кальцинированную соду, используя которую, научились делать мыло. Огонь получали, высекая искры из кремня, разжигая пропитанную золой вату.


Наконец в 19 лет (1950 год) Москва, МГУ, юрфак.

Я из села, где не было электричества, радио, телефона…. Первая встреча с метро была интересной и смешной потому что в первый раз для меня была целая проблема: как же встать на эту движущуюся лестницу чтобы не упасть.

Осень 1951 года, второкурсник, встреча с Раей, девушкой с филфака, выделяющейся стилем, лоском и речью.Мне показалось тогда, что первое наше знакомство не вызвало у Раи никаких эмоций. Она отнеслась к нему спокойно и равнодушно. Это было видно по ее глазам. Я искал новой встречи, и однажды все тот же Юра Топилин пригласил девушек из комнаты, где жила Рая, к нам в гости. Мы угощали их чаем, говорили обо всем, как всегда в таких случаях, несколько возбужденно. Я очень хотел «произвести впечатление» и, по-моему, выглядел ужасно глупо. Она оставалась сдержанной и первой предложила расходиться...

Но вдруг, ни с того ни с чего:

Вновь и вновь я старался с ней встретиться, завязать разговор. Но шли недели, месяц, другой. Лишь в декабре 1951 года такой случай наконец представился. Как-то вечером, закончив занятия, я отправился в клуб. Там происходила очередная встреча с деятелями культуры, зал был заполнен до отказа. Объявили короткий перерыв, и, выискивая знакомых, я пошел по проходу к сцене. Продвигаясь вперед, скорее почувствовал, прежде чем увидел, что на меня кто-то смотрит. Я поздоровался с Раисой, сказал, что ищу свободное место.
— Я как раз ухожу, — ответила она, поднимаясь, — мне здесь не очень интересно.
Мне показалось, что с ней происходит что-то неладное, и я предложил пойти вместе. Она не возражала, и мы вдвоем вышли из клуба. Побродили по общежитию, разговаривая о том о сем. По студенческим меркам было еще рановато — около десяти часов, и я пригласил ее погулять по городу. Раиса согласилась, через несколько минут мы встретились и направились по Стромынке в сторону Клуба имени Русакова.


Но через некоторое время неожиданный поворот:

Как обычно, мы встретились после занятий в дворике МГУ на Моховой. Решили на Стромынку идти пешком. Но всю дорогу Рая больше молчала, нехотя отвечала на мои вопросы. Я почувствовал что-то неладное и спросил прямо, что с ней. И услышал: «Нам не надо встречаться. Мне всё это время было хорошо. Я снова вернулась к жизни. Тяжело перенесла разрыв с человеком, в которого верила. Благодарна тебе. Но я не вынесу ещё раз подобное. Лучше всего прервать наши отношения сейчас, пока не поздно…» Мы долго шли молча. Уже подходя к Стромынке, я сказал Рае, что просьбу её выполнить не могу, для меня это было бы просто катастрофой.

Миша добивается своего, объяснение эпизода:

...Через два дня мы встретились. И больше уже никогда не расставались.
Вскоре она поведала мне о своей истории…
— Мы дружили долгое время с Анатолием Зарецким. Договаривались о свадьбе. Его родители жили то ли в Литве, то ли в Латвии. Отец был директором Прибалтийской железной дороги, «железнодорожный» генерал. Мать — довольно внушительная, яркая, с большими амбициями дама. Были назначены смотрины. Мать приехала в отдельном спецвагоне. Меня пригласили на эту встречу. Матери я не понравилась. Толя не смог противостоять ей. Произошел разрыв. Мне было так горько и обидно. Казалось, что жизнь закончилась. А подруга сказала мне: зачем тебе такой человек?
И аспиранты, и физики, и математики знали о том, что произошло между Раисой и Анатолием. Начались массовые ухаживания за Раисой. Потом — наша встреча, за которой последовало то, о чем я рассказал.


Первый поцелуй.

Мы часто ходили в парк Сокольники (это уже был 52-й год), как обычно гуляли, ели мороженное. … Неожиданно надвинулись тучи. Потемнело. Люди побежали к выходу из парка. В парке есть Оленьи пруды. Я предложил:
-Давай искупаемся!
- Ты что?!
Но было душно. Это все и решило. Сбросили одежду и поплыли. Но не прошло и десяти минут как разразилась страшная гроза. … Я помню лицо Раисы в отблеске молнии, испуганные и воплощающие глаза. Я ее обнял и неуклюже, но страстно стал целовать…


Свадьба и остальное

…Скажи, когда мы стали мужем и женой?
- 25 сентября – юридически.
- Это верно. А фактически?
- На Ленинских горах.
-А когда?
- Я не помню.
-Вот видишь. 5 октября 1953 года.



Многое можно понять в Михаиле Сергеевиче исходя из этого. Особенно если иметь в виду«Я с подругой Галиной прилетела из Калининграда на три дня в Ленинград. … наш гид сообщила между прочим, что сейчас в Ленинграде на первом месте по популярности спектакли Райкина, а на втором — мюзик-холл. «Но вы, конечно же, на них не попадете», — уверенно добавила она. Мы с Галиной переглянулись и сказали сами себе: «Вот как раз на Райкина непременно попадем».

Ленинградский знакомый Галины — Алексей — вызвался достать билеты. И свое слово он сдержал, но... с помощью Владимира Путина. Именно он достал билеты на спектакль, и поэтому Алексей пригласил Владимира Владимировича пойти вместе с нами. Так мы и познакомились.

…Окончательно осмелев, мы спросили Володю: «Может, вы нам поможете с билетами и на мюзик-холл?» Так что на следующий вечер мы были уже на концерте мюзик-холла.

…Затем мы встретились в день отлета. И эта картина совершенно четко стоит перед глазами: мы оказываемся в метро, потом отходим с Володей в сторону, и он начинает со мной прощаться. И вдруг Володя… называет номер телефона. Видимо, я смотрела на него такими глазами, в которых можно было прочесть лишь один вопрос: что — так вот и распрощаемся?

Позже Владимир Владимирович мне сказал, что его приятель был страшно удивлен, прокомментировав это следующим образом: «Ты, что с ума сошел?». Алексей-то знал, что Владимир Владимирович никогда не давал свой телефон малознакомым людям. Теперь я понимаю, что каждый поступок муж совершает осознанно, и я не думаю, что в тот момент он поступил спонтанно»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments