kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

ЕО Условий света свергнув бремя

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Сорок пятая строфа первой главы. Поэт делится своими «личными» впечатлениями от Онегина.
ТЕКСТ:
Условий света свергнув бремя,
Как он, отстав от суеты,
С ним подружился я в то время.
Мне нравились его черты,
Мечтам невольная преданность,
Неподражательная странность
И резкий, охлажденный ум.
Я был озлоблен, он угрюм;
Страстей игру мы знали оба:
Томила жизнь обоих нас;
В обоих сердца жар угас;
Обоих ожидала злоба
Слепой Фортуны и людей
На самом утре наших дней.

ИНТЕРЕСНОЕ У НАБОКОВА:

«С ним подружился я в то время» – Под этой строкой в черновой рукописи Пушкин начертил свой собственный несколько обезьяний профиль – с длинной верхней губой, острым носом и круто вывернутой ноздрей.

«черты» - галлицизм.

Итак: портрет «молодого повесы», появившегося во второй строфе, написан. Появился симпатичный молодой человек, который – несмотря на равнодушие к поэзии и отсутствие каких-либо творческих способностей – более правят мечты … чем разум; крайне странный – хотя в чем именно его странность заключается автор нигде прямо не объясняет; наделенный холодным и язвительным умом – вероятно более тонким и зрелым, чем тот, что диктует ему резкие, вульгарные слова в разговоре с Ленским (гл. 3, V); мрачный, углубленный в себя, скорее разочарованный, нежели ожесточенный; еще молодой, но весьма изощренный в «страстях»; чувствительный и независимый юноша, от которого отвернулись – или вот-вот отвернуться – и Фортуна, и Человечество.

…описание онегинского характера … все дальнейшие подходы к его раскрытию, представленные в романе … будут либо вариациями на эту тему, либо медленным, как во сне, дроблением ее истинного смысла.

Теперь поэт встречается со своим героем на равных и, перед тем как отмежеваться от него… показывает то, что их роднит.

«Я был озлоблен, он угрюм» - Сиюминутное дурное настроение автора (в беловой рукописи еще более свойское «я был сердит») противопоставляется типической угрюмости его старшего приятеля, Онегина.

ПИСАРЕВ:
Демонизм Онегина целиком сидит в его бумажнике. Как только бумажник опустеет, так Онегин тотчас пойдет в чиновники и превратится в Фамусова.

Итак, Онегин скучает не оттого, что он не находит себе разумной деятельности … а просто оттого, что у него лежат в кармане шальные деньги, которые дают ему возможность много есть, много пить…

Ум его ничем не охлажден, - он только совершенно нетронут и неразвит.
«науку страсти нежной» … О существовании других, более сильных страстей, - страстей, направленных к идее, он даже не имеет никакого понятия.

Жар своего сердца Онегин истратил на будуарные сцены и на маскарадные похождения.

ЛОТМАН:
Условий света свергнув бремя— Тема замены большого света дружеским кругом разрабатывается в поэзии Пушкина этих лет и отражает биографическую реальность.

МОИ ИНСИНУАЦИИ:

В эклектике первой главы это особенно не заметно – но вообще этот способ оживления полудохлого персонажа через «свидетельство очевидца» можно оценить как признание неудачи в его создании.

Этим схождением в зал хозяина заведения для оживления бизнеса, Пушкин, во-первых – косвенно подтверждает это, во-вторых – «понижает ставки». Дескать, никакого особого «героя нашего времени» он и не думал писать, а так, изобразил знакомца-оригинала, - и ничего более.

Пушкин понял, что из-под Байрона ему не выбраться, и – бросает Онегина, каков он в первой главе, такой же и в восьмой – оболочка без сердцевины. Пушкин обращается к созданию других, более «перспективных», оригинальных персонажей, и - находит свою Татьяну.

Она, конечно, тот еще образ ( «немыслима и невыразительна» В.Розанов), но, по крайней мере, Байрон про таких ничего не писал.
Tags: ЕО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments