kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

ЕО Причудницы большого света!

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Сорок вторая строфа первой главы (39, 40, 41-я строфы пропущены – см. примечание Лотмана). Продолжение описания хандры героя.
ТЕКСТ:
Причудницы большого света!
Всех прежде вас оставил он;
И правда то, что в наши лета
Довольно скучен высший тон;
Хоть, может быть, иная дама
Толкует Сея и Бентама,
Но вообще их разговор
Несносный, хоть невинный вздор;
К тому ж они так непорочны,
Так величавы, так умны,
Так благочестия полны,
Так осмотрительны, так точны,
Так неприступны для мужчин,
Что вид их уж рождает сплин.

ИНТЕРЕСНОЕ У НАБОКОВА:
«Толкует Сея и Бентама» - Неподражаемые Бродский дает понять, что «буржуазный либерализм» Жана Батиста Сея, автора «Трактата по политической экономике», и «пророческая болтовня» (по выражению Маркса) ученого-юриста Иеремии Бентама не могли удовлетворить подсознательно свойственного Онегину большевизма. Прелестно.

БРОДСКИЙ:
Оба писателя были популярны среди будущих декабристов … в библиотеке декабриста Шаховского были сочинения Сэя, Бентама.
( Я пользуюсь пятым изданием, 1964 года, книги Бродского, а Набоков – изданием 1950 года. По всей видимости наиболее одиозные, вульгарно-социологические трактовки содержания романа Бродский от издания к изданию смягчал – поэтому многое из того, что Набоков высмеивал у Бродского я у него и не обнаруживаю, и не могу привести. Но буду отмечать каждый факт подобного «смягчения».

ЛОТМАН:
XXXIX—XLI — Пропуск ряда строф в тексте романа носил фиктивный характер: данные строфы вообще никогда не были написаны. Пропуск имеет структурно-композиционный смысл, создавая, с одной стороны, временной промежуток, необходимый для обоснования изменений в характере героя, а с другой — эффект противоречивого сочетания подробного повествования («болтовни», по определению Пушкина) и фрагментарности. Пропуски строф были существенным элементом создаваемого П нового типа повествования, построенного на смене интонаций и пересечении точек зрения, что позволяло автору возвыситься над субъективностью романтического монолога. Однако современники воспринимали это часто именно как проявление романтической отрывочности текста.


МОИ ИНСИНУАЦИИ:
Уж так устроен мир, что подобного типа женщины являются «центрами силы» практически любой общности, и Онегин, дабы процветать в свете, обязан был около них вертеться и искать их благосклонности. «Оставление» же их – есть сильный и емкий образ рисующий социальную изоляцию героя.

Все так – но вот тон… Пожалуй единственный раз в романе он не то что бы злой (Пушкин ни где, ни в одной своей строчке, никогда не зол) – а, скажем так – грубый.

Отчего такое особое отношение к этому типу женщин? Отчего не ирония или простое равнодушие? "Толкуют", "Высший тон", "Несносный вздор" - что ж так?..
Но вспомнишь, к примеру, Хакамаду, и не будет вопросов к Александру Сергеевичу...
Tags: ЕО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments