Вечер на "Эхе"

"П. Фельгенгауэр― Происходит беспрецедентная мобилизация российских вооруженных сил. Всех вооруженных сил. Такого не было то ли с 73-го, то ли с 62-го года. Тотальная мобилизация. Всех вооруженных сил Точные цифры количества людей, участвующих официально не указывают. По-видимому, больше полумиллиона.
Е. Альбац― А сколько российская армия сейчас?
П. Фельгенгауэр― Где-то миллион. Это моя оценка.
П. Фельгенгауэр― Выдвигаются именно войска в район Воронежа, Белгорода, Брянска в поддержку 20-й общевойсковой гвардейской армии, которая там уже находится. На границе с Украиной. Одновременно было официально объявлено, что приведены в высшую степень боевой готовности стратегические ядерные силы России. И наши мобильные стратегические ракетные комплексы выдвинулись из баз хранения на патрулирование, на боевые позиции. Нацелились на Америку. Кроме того, 21-го марта прошло сообщение, что через Ламанш на юг прошло три больших десантных корабля Балтийского флота в сопровождении одного корвета. Насколько считает королевский ВМФ, на борту находятся танки и морская пехота Балтийского флота и идут они очевидно в Черное море. Туда же стали перемещаться десантные корабли Каспийской флотилии. Там собирают группировку в 25 десантных кораблей. Из них 10 – больших. Остальные поменьше. Которые смогут высадить больше 10 батальонов с сотней танков. Только в первой волне. Очевидно, только такой десант имеет смысл между Одессой и Николаевым. В глубине украинской обороны. Готовят глубокую операцию по тотальному разгрому украинских ВСУ путем удара, сдерживания на фронте в самом Донбассе и мощный удар через Харьков из Воронежа, Брянска, Белгорода, отсекая и окружая, чтобы окружить и отсечь украинскую группировку на Донбассе. И встречный удар из Крыма. Плюс высадка, чтобы освободить Николаев и Одессу.
Р. Цимбалюк― От кого освободить, простите?
П. Фельгенгауэр― От вас, конечно. От украинцев. Об этом Путин говорит, что русские и украинцы один народ, должны жить в одном государстве. Айн фольк, айн Райх. И что украинское национальное государство и украинская нация это отвратительная химера, которую придумали австро-венгры.

Р. Цимбалюк― Мы рассматриваем вариант полномасштабного вторжения российской армии в Украину. Это не 2014 год. У нас есть президент, у нас четкая военная вертикаль. Поэтому просто может кто-нибудь нас услышит, призываю российские власти, если вы играете во внутреннюю политику, сразу добавить тысячи гробов, которые поедут. Вот на десантных кораблях живых привезут солдат. И на них же потом будут увозить мертвых российских солдат. У нас 250 тысяч армия. У нас есть национальная гвардия и резерв.
Е. Альбац― Роман, мне очень симпатичен ваш патриотизм… Я вам хочу просто сказать, что я хорошо помню, когда перед войной в Грузии Саакашвили и его коллеги тоже говорили о том, какую они потрясающую с помощью израильтян построили армию. Этой армии там не стало примерно через два дня.
П. Фельгенгауэр― У Украины очень маленькая авиация. Превосходство России в воздухе тотальное. Флота у Украины по сути тоже нет. Готовят настолько мощный удар, что Украина будет опрокинута в течение недели. Блицкриг.
Р. Цимбалюк― У нас есть ПО, которое вы не проверяли еще.
П. Фельгенгауэр― Есть старые «Буки» советского…
Р. Цимбалюк― Модернизированные".

Мараховский излагает

"...Авторы книги не только перечисляют жуткие факты. Они также попробовали найти исторический аналог той формации, которая сложилась на Украине после госпереворота 2014-го.
Ближайшая аналогия, найденная ими, — это Латинская Америка второй половины XX века и ее квазифашистские режимы: банановые хунты, эскадроны смерти, тотальная цензура медийного пространства и охота на инакомыслящих.
Впрочем, конечно, есть и отличия.

Типичная латиноамериканская страна 1960-х — это страна, только что вывалившаяся из колониальной эпохи, страна с четким, как торт «Три шоколада», расслоением населения: внизу бесправные индейцы, над ними местные латифундисты, потомки испанских колонизаторов, и обслуга различных «юнайтед фрутс», над ними — собственно американские хозяева местных монополий по добыче ископаемых или закупке кофе. Среди бесправных индейцев начинают распространяться социалистические идеи, белые господа начинают нервничать, латифундисты организуют эскадроны смерти и начинают убивать партизан, родственников партизан, сочувствующих, диссидентов, священников и далее по списку. Все это маркируется как «священная борьба с коммунизмом», и хотя священные борцы откровенно зигуют и именуют себя какими-нибудь Белыми Воинами — американцы прощают им этот маленький недостаток.

Украина же — это сценарий во многом обратный, похожий на реверсированное время из х/ф «Довод»: эта республика с населением почти как у Франции вывалилась не из колониальной, а индустриальной эпохи. И вывалилась с таким количеством промышленного, научно-производственного, сельскохозяйственного и цивилизационного ресурса, что деградация государственности там поначалу шла относительно плавно и безболезненно ...люди остаются — и люди продолжают действовать по инерции так, как привыкли. То есть транспорт ходит, обучаются врачи и физики, какие-то бюрократы выделяют по привычке деньги на культуру, Новый год и День Победы, ведется судопроизводство и даже ловят часть бандитов.

Однако у цивилизации — вернее, у людей, являющихся ее носителями, — есть свой временной ресурс. И он неизбежно вырабатывается, если его не восполнять.
В случае Украины это восполнение цивилизационного ресурса было убито идеологической дерусификацией, которая поначалу казалась самим украинцам вполне скромной платой за внутреннюю стабильность и национальный мир.
Подобно тому, как банановые республики в плачевное состояние погрузил страх начальства перед мировым коммунизмом — на Украине «цивилизационная дерусификация» проводилась по общей для Восточной Европы кальке максимальной дезинтеграции с Россией.
Об этом написано много: пиар Веков Колониального Гнета, раскрутка Национальной Пострадатости, создание специальных близнецов-институтов национальной памяти (империй дурных воспоминаний, пиарящих века русского гнета) и бешеное строительство национальной идентичности из местного сельского фолка — повторялось всюду, от Прибалтики до Закавказья.

Collapse )

"Древние греки"

"В утро битвы при Саламине, когда афиняне, по выражению Геродота, «прильнув к свободе», спасли независимость греческих племен, главнокомандующий Фемистокл, чтобы склонить на свою сторону успех в борьбе, принес в жертву богу Дионису-Пожирателю-Сырого-Мяса трех человек. Это были три пленника, юноши необыкновенной красоты, в великолепных одеждах, увешанных золотыми украшениями, родные племянники персидского царя. Главнокомандующий задушил их собственноручно на флагманском корабле, на виду всего флота. Это не было актом мести, но священной жертвой".
Андре Боннар "Греческая цивилизация"

Читаю "Властелины моря" Джона Хейла, он довольно объективно показывает первоначальные Афины разбойничьим гнездом, викингами, которые удачно грабили персов и еще удачнее отбивались от возмездия, сумевших обложить данью свой кусок греческого мира (и на эти деньги профинансировать "золотой век Перикла"), придумавших себе славную древнюю историю (прибрав к рукам миф о Тесее) и погибших в империалистической схватке со Спартой. Но нет ни слова о человеческом жертвоприношении совершенном "древними греками" перед битвой с "варварами". Невольно обратил внимание - чего уж стесняться, ведь кажется не очередной панегирик пишешь, ведь Плутарх в открытом доступе? Но что-то удержало автора от последнего милосердного удара...

Статуя Афины в Парфеноне, современная реконструкция:

Киев ремню верит



"Украина не намерена начинать наступление в Донбассе. Об этом заявила пресс-секретарь украинского лидера Юлия Мендель. Она отметила, что Украина не может наступать на свою территорию и бороться с собственными людьми".

(Козак 8 апреля: "Команда «Квартал 95» пришла поставить свой талантливый спектакль под названием «Военная угроза». Кроме имитации обстрелов со стороны Донбасса, переброски военной техники даже с Западной Украины к линии соприкосновения… Поскольку коллеги большого политического опыта не имеют, у них опыт в другой сфере, могут заиграться. Я им и в лицо это говорю, что они дети со спичками. Сегодня трудно предсказать, до чего эти дети доиграются со спичками. Вот трудно просто предсказать, до чего они доиграются").

(no subject)

Вячеслав Чечило
"Когда в случае Стерненко говорят о политически мотивированном правосудии – делают большую ошибку. Причем как его сторонники, так и его противники. Потому что политически мотивированное правосудие было, когда Янукович сажал Тимошенко. Но с тех мы далеко продвинулись вперед, вглубь веков, и у нас теперь другие общественные отношения, в рамках которых слова «политика» и «правосудие» имеют совершенно другие значения. Отношения, которые лучше всего описываются термином «феодальные».
«Патриоты» являются одним из привилегированных сословий. И, исходя из своего статуса, они требует вполне понятные и правильные для них вещи. 1) чтобы патриотов не судил суд, которым судят остальных и тем более, чтобы патриотов не судил судья-«ватник». Ведь это абсурд, учитывая, что ватники находятся ниже всех по социальному статусу. 2) чтобы государство официально признавало статус-кво - неравноценность жизни патриота и представителя более низких сословий.
Как заявил вчера сам Стерненко на суде, Сергей Щербич, которого он похищал, состоял в партии «Родина», а потому является сепаратистом. Т.е., де-факто, парией в новой системе отношений, неприкасаемым. Судить патриота за похищение ватника так же неуместно, как и судить за «жаренных колорадов». То, что закон формально пока еще не делает здесь различий – исключительно проблема закона, оставшегося от оккупационной администрации.
Да, закон нельзя исправить по вполне понятным причинам – 21 век, ЕС и Венецианская комиссия. Но его можно и нужно игнорировать, чтобы хотя бы таким образом приблизить к реально существующим общественным отношениям. Именно этого и требуют от Зеленского. И именно это он, в итоге, и сделает, если хочет и дальше управлять этим племенем.
«За княжеского сельского старосту или за полевого старосту платить 12 гривен, а за княжеского рядовича 5 гривен. А за убитого смерда или холопа 5 гривен. А за княжеского коня, если тот с пятном, 3 гривны, а за коня смерда 2 гривны».

(no subject)

а где тут руль спросил гагарин
деревня буркнул королёв
ещё спроси а где тут вожжи
ещё поехали скажи

Сюжет из жизни



«Тагирьяновские» — уникальное явление. У членов банды не было криминальной романтики, они не занимались рэкетом
и «крышеванием», но незаметно и профессионально устраняли всех, кто пытался «крышевать» их самих (у Тагирьянова был водочный и макаронный бизнес). Потерпевшим по делу проходят семь (шесть — посмертно) лидеров преступных группировок.
— Приходят представители очередной ОПГ на завод, — рассказывает один из сотрудников органов. — А там с ними
вежливо, не отказываются от услуг «крыши». А потом «Тагирьяновские» их отслеживают и устраняют. Через
какое-то время появляются новые потенциальные «крышеватели» — кусок-то лакомый, — и их убивают. И так до тех пор, пока местные банды не поняли, что к Тагирьянову лучше не соваться. Он сам говорил на суде,
что принципиально никогда никому ничего платил: «Это как отдать чужому свою жену». Так что всех просителей он,
по его выражению, «просто наказывал».
Ева Меркачёва «Град обреченных. Честный репортаж о семи колониях для пожизненно осуждённых»

(no subject)

Евгений Фатеев
"ХИПСТОТА И ГОПОТА
Кого я боюсь больше? Конечно хипстоты. Попробую объясниться.
Гопота простая и неотесанная. Гопота может заехать в репу. За слова. Эти странные люди очень серьезно относятся к словам. Гопники – это последняя социальная группа, которая сохранила в себе почти сакральное отношение к слову. Они еще верят словам. Они еще отвечают за слова. Свои и чужие. У них есть свой кодекс ответственности за слова. Им насрать на мнение лидеров мнений. Они еще способны честно и бесстыдно потреблять символическое – они слушают то, что им нравится, смотрят то, что им нравится. Слушают и смотрят сами и очень хотят поделиться этим с другими, врубая в своих машинах музон на полную громкость с густыми басами.
Гопоту очень непросто сдвинуть с ее ценностной матрицы. Гопота скована, связана по рукам и ногам многочисленными связями. Семья, родственники толковые и бестолковые, близкие и дальние… Многочисленные друзья и приятели, с кем тусовались в учении и спорте, армии и взрослых делах. Гопники всегда пребывают в социальном бульоне. Они в нем постоянно варятся. Я не могу представить себе социально атомизированного гопника. Гопник тянет за собой целый. И если кто и пойдет защищать страну в случае большой беды, то это будет гопник.

Гопник способен к действию, часто брутальному и жестокому. У гопоты тоже случаются свои экзистенциальные кризисы, и тогда гопник может пойти по пути беспредела, встает на тропу войны со всем миром. И часто это бывают очень трагические истории. Но даже в насилии в гопнике сидят пусть и малейшие, но правила. Хоть какие-то правила. Гопник – один из последних носителей ценностей модерна в нашем мире. Гопник еще способен сделать что-то значительное. Гопники еще способны к прекрасным и чреватым плодами иллюзиям.
Иное дело хипстота. У хипстоты нет никаких правил. Только один страх перед наказанием. У хипстоты есть всепоглощающий, все сокрушающий на пути своего осуществления парад служения собственному «я». В их жизни остались только тщеславие и честолюбие. В их жизни нет Бога и страны, да и семья в их жизни уже не столь значима. Хипстота - это подрихтованная в барбер-шопах, вспоенная крафтовым пивом версия нового варварства.

Collapse )

Мастер-класс


"В криминальной истории Санкт-Петербурга есть два страшных события. Первое — штурм легендарных питерских Крестов 23 февраля 1992 года, когда СИЗО захватила группа заключенных во главе с Юрием Перепелкиным.
...— А зачем вы просили, чтобы к стенам Крестов приехал на переговоры с вами журналист Александр Невзоров?
— Нет, не просил я. Хотите правду? Вы же не напечатаете.
— Напечатаем.
— История не очень красивая. Невзоров приехал снимать репортаж. И он спросил у нас: «Двери закрыты так, что их не открыть?» Я ответил: «Мы не можем никак открыть, болты железные вбиты, и их невозможно вытащить». Он снова спрашивает: «То есть вы со своей стороны дверь никак не откроете?» Я опять отвечаю: «Это невозможно». Он в третий раз спросил. Я поразился тому, что он такой непонятливый. А после третьего ответа он обратился к своему оператору. Типа «Саш, снимай! Я предлагаю поменять заложников на меня!» То есть он потому это предложил, что точно знал — двери не открыть. История была именно такая. Готов в глаза Невзорову ее рассказать".
Ева Меркачёва «Град обреченных. Честный репортаж о семи колониях для пожизненно осуждённых»